Главная » 2018 » Январь » 1 » Фаина
21:08
Фаина
FAINA

Коллеги Фаины Георгиевны вспоминали, что у актрисы было слабое
здоровье, она нередко посещала врачей и то и дело оказывалась на
больничной койке. Чтобы не упасть духом и не позволить болезням взять
над собой верх, Раневская шутила и над своими болезнями и над
медперсоналом, с которым ей приходилось иметь дело.

Как-то, в очередной раз Фаина Георгиевна Раневская отправилась
отдыхать в санаторий:
«Назначили мне лечащую докторшу, — вспоминала актриса. — Пришла
она, поздоровалась и сказала:
— Как я рада, что вы у нас лежите! Так приятно увидеть вас не на
экране, а в жизни!
— Спасибо, — поблагодарила я. — Надеюсь, что в жизни меня смогут
увидеть и после вашей больницы.
Врачиха захохотала и стала делать мне кардиограмму.
— Как у вас с сердцем? — поинтересовалась она. — Не болит?
— Нет, с сердцем, по-моему, все в порядке.
— Странно.
— Что странно?
— У вас должно болеть сердце. Я это вижу по кардиограмме.
— Ноу меня оно не болит, — попыталась защищаться я.
— Этого не может быть, — утверждала докторша. — У вас оно должно болеть.
Наш спор закончился вничью, но, как только докторша ушла, я взялась
рукой за сердце и почувствовала: кажется, и в самом деле оно начинает
болеть».

~ ~ ~

«Вернулась из Кремлевской больницы, где мне было очень грустно,
очень тяжело потому, что чувствую себя неловко среди «избранных» и
считаю величайшей подлостью эти больницы», — писала в одном из писем
Раневская.

~ ~ ~

Лучшее средство от кашля — касторка.. Врачи об этом догадываются,
но выписывать не рискуют.

~ ~ ~

Фаина Раневская очень тяжело переживала смерть режиссера Таирова.
Вконец измучившись, Фаина Георгиевна обратилась к психиатру.
— На что жалуешься? — спросила врач.
— Не сплю ночью, плачу.
— Так значит, плачешь?
— Да.
— Сношений был?
— Что вы, что вы!
— Так. Не спишь. Плачешь. Любил друга. Сношений не был. Диагноз:
психопатка! — заключила врач.

~ ~ ~

Молодой коллега обратился к актрисе с вопросом:
— Фаина Георгиевна, я видел вас в больнице. Заболели?
Раневская не любила жаловаться на болячки, тем более малознакомым
людям. Вот и на этот раз она решила отшутиться:
— Организм свой пугала.
— Что делали?
— Пугала организм. Водила его в больницу, чтобы посмотрел, что с
ним будет, если вздумает заболеть.

.............................. ..............................
............................... ..............................
.............

— Наркоз помогает врачам.
— Вы хотели сказать больным, Фаина Георгиевна?
— Нет, именно врачам, милочка. Наркоз — единственный способ
избежать советов больного во время операции.

~ ~ ~

Знакомый Фаины Георгиевны постоянно жаловался на бессонницу:
— Всю ночь кручусь с боку на бок, не могу заснуть.
Раневская фыркнула:
— Если бы я крутилась, тоже не могла бы заснуть. Вы лежите спокойно.
(Самой Фаине Георгиевне этот совет не помогал. Актриса тоже
страдала бессонницей.)

~ ~ ~

— Знаете, каких больных не любят врачи? — допытывалась Раневская у коллег.
— Нытиков? — предположил кто-то..
— Нет, тех, кто умудряется выжить, несмотря на все их прогнозы.

~ ~ ~

— Хроническое что-нибудь есть? — поинтересовался врач у Фаины
Раневской, заполняя бланк осмотра в санатории.
Раневская кивнула:
— Есть.
— Что?
— Нехватка денег и ожидание светлого будущего.

~ ~ ~

— Фаина Георгиевна, вы были у врача? — осведомилась у Раневской
коллега. — Что он вам сказал?
— Ничего не сказал. Не успел. Я так напугала его своими жалобами,
что несчастного хватил удар.

~ ~ ~

Склероз — это тяжело, но еще хуже, когда при этом возникает понос:
ищешь кабинку, а зачем — забыла.

~ ~ ~

— Я не пойду на сеанс к этому гипнотизеру.
— Почему, Фаина Георгиевна?
— А вдруг он и правда мысли читать умеет? А я столько всего надумала...

~ ~ ~

Коллеги Фаины Георгиевны вспоминали, с каким удовольствием
показывала им актриса огромный транспарант, вывешенный на фронтоне
больницы. Он состоял из нескольких частей. В результате получилось:
«Само лечение опасно для здоровья!»

~ ~ ~

— Склероз гораздо лучше геморроя, — как-то заявила Фаина Раневская.
— Чем же? — уточнил коллега актрисы по съемочной площадке.
— Геморрой и самой не видно, и жаловаться неудобно. А при склерозе
ничего не болит и, то и дело новости.

~ ~ ~

— Медицина достигла таких успехов, что здоровых людей уже
практически не осталось, — жаловалась Фаина Георгиевна соседке,
возвращаясь домой с очередного медицинского осмотра.

~ ~ ~

Это очень известный доктор, в его диагнозах только самые модные
болезни, а в рецептах только самые дорогие лекарства.

~ ~ ~

Мы с организмом договорились: я прекращаю мучить его диетами, а он
разрешает мне курить.

~ ~ ~

После очередного пребывания в больнице, Фаина Георгиевна изрекла:
— Неизлечимых болезней нет. Просто, не все больные доживают до
своего излечения.

~ ~ ~

На вопрос о состоянии здоровья Раневская со вздохом ответила:
— Ни состояния, ни здоровья. Одна симуляция.

~ ~ ~

— Фаина Георгиевна, вам нужно бросить курить. Ну, соберите вы свою
волю в кулак, — просил актрису режиссер Юрий Завадский.[1]
Раневская вздохнула:
— Кулак слишком большой получится, могут не понять...

~ ~ ~

После продолжительного лечения Фаина Раневская вышла из больницы.
— Фаина Георгиевна, ну как? — спросили актрису знакомые.
— Плохо!
— Что такое?
— То процедуры, то уколы, то осмотры... Совершенно некогда было поболеть!

~ ~ ~

Об одном я помню точно: у меня склероз!

~ ~ ~

Парадокс медицины: чтобы поставить человеку точный диагноз, нужно
произвести вскрытие. Но так как вскрытию никто подвергаться не хочет,
лечат по приблизительным диагнозам.

~ ~ ~

— Фаина Георгиевна, какой диагноз вам поставили? — спросили актрису коллеги.
— ЧЕЗ.
Полдня думали, что это может быть такое. Спросить стеснялись, но
любопытство оказалось сильнее стеснительности..
— Так что же это все-таки за таинственная болезнь такая? Как
расшифровывается ЧЕЗ?
— ЧЕЗ? Черт Его Знает.

~ ~ ~

— Что вам сказал врач по поводу предстоящей операции? — спросили
Фаину Георгиевну.
— Успокаивал. Это у него двадцатая такая. Должно же, в конце
концов, получиться.

~ ~ ~

Врач, осматривая Раневскую:
— Ну что, голубушка, спите хорошо? Не беспокоят ли вас ночные кошмары?
— Мне вполне хватает дневных кошмаров, доктор.

~ ~ ~

N терпеть не могут врачи, он безнадежно здоров.

~ ~ ~

— Фаина Георгиевна, какое средство для похудения лучше остальных,
не подскажете?
— Зависть.

~ ~ ~

N халявный уксус не пьет, потому что диабетик.

~ ~ ~

— Почему вы не сделаете пластическую операцию? — спросила Фаину
Георгиевну одна знаменитая актриса.
— А толку? Фасад обновишь, а канализация все равно старая.

~ ~ ~

Моя любимая болезнь — чесотка: почесался и ещё хочется. А самая
ненавистная — геморрой: ни себе посмотреть, ни людям показать.

~ ~ ~

«В больнице, помимо борьбы с моим инфарктом, врачи боролись с моей
бессонницей. Начали со снотворных: различные комбинации, интервалы,
количества — в 19.30 — таблетка димедрола, в 20.00 — таблетка
намбутала и полтаблетки ноксирона, в 21.00 — ноксирон и мелинал и т.
д. Никакого эффекта. Однажды утром заходит докторша с просветленным
лицом, полным надежды.
— Ну, сегодня вы хорошо выспались?
— Отвратительно! Заснула часов в пять-шесть.
— Но, Фаина Георгиевна, я же вчера вам дала успокоительное для
буйнопомешанных!
— Правда?
— Ну конечно.
— Как жаль, что вы мне раньше этого не сказали: может быть, тогда
бы я заснула...»

~ ~ ~

Однажды Раневскую спросили, что она думает об облысении.
— Облысение — это медленное, но верное превращение головы в жопу, —
не задумываясь ответила актриса. — Сначала по форме, а потом и по
содержанию.

— Вот ваши снотворные таблетки, Фаина Георгиевна, этого вам хватит
на шесть недель.

— Но, доктор, я не хотела бы спать так долго!

~ ~ ~

«Кремлевская больница — кошмар со всеми удобствами», — писала в
письме актриса.
Категория: Забытые и незабытые актерские судьбы | Просмотров: 76 | Добавил: unona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]