Главная » 2018 » Апрель » 24 » Бухарка на троне
10:15
Бухарка на троне
«Она богаче, чем вся Исландия!» – шутили газетчики, сообщая о свадьбе президента и жгучей брюнетки Доррит Муссайефф, предки которой шили халат для Чингисхана, а потом основали одну из крупнейших ювелирных империй. Жаль, что закончилась эта история большим политическим скандалом.
Её предки веками жили в Бухаре. Согласно семейной легенде, один из них сшил халат для гостившего в городе Чингисхана. Шломо Муссайефф, основавший семейную деловую империю, родился в 1852 году. Фамилия была взята в честь деда, которого звали Моше, а на Востоке – Муса. Вероятно, первоначально фамилия звучала как Мусаев и сменилась после отъезда семьи с пространства Российской империи.

Шломо Муссайефф выучился на раввина, да и в светских науках был блестяще образован, но заниматься предпочел бизнесом. Он торговал чаем и недвижимостью, а затем создал один из первых в Бухаре банков. Но в 36 лет, движимый религиозными побуждениями, бросил всё и переехал в землю предков – страну Израиля.

Вместе с пятью земляками Шломо основал в Иерусалиме бухарский квартал, в котором на его деньги было построено четыре синагоги и жилье для 25 бедных семей. Сам он в Иерусалиме занимался тем же, чем и в Бухаре – торговал. Только уже не чаем, а драгоценными камнями. Однако не забросил и религиозное поприще: написанные им философские трактаты хранятся и изучаются сейчас в библиотеке Университета им. Бар-Илана.

Женат он был на Эстер Гаонофф, происходившей из дома знаменитого Йосефа Мамана – величайшего духовного авторитета для бухарских евреев. У Шломо и Эстер было семеро детей, большинство из которых уехало за рубеж – во Францию, Англию, США, хотя на смертном одре алмазный богач Муссайефф поклялся оставить наследство только тем детям, которые будут жить в земле Израиля.

Среди оставшихся был сын Рехавия. Он в детстве не мог читать и писать. Сейчас бы ему поставили диагноз дислексия, но тогда отец счел его просто лентяем и бездарем и выгнал 12-летнего сына на улицу. Рехавия ночевал на улицах и в синагогах и подрабатывал, где придется. На какое-то время Рехавия даже попал в тюрьму для малолетних преступников. А выйдя на свободу, стал специализироваться на древних монетах: доставал их разными путями и перепродавал торговцам антиквариата – тут болезнь никак не помешала.

Много позже Рехавия признается, что большую часть денег заработал на контрабанде золота и антиквариата между Иорданией и Израилем. Видимо, именно в тот период времени Рехавии пришлось побывать в иорданском плену. Но, вероятно, эти успехи в бизнесе, причем наследственном, вернули Рехавии покровительство отца. И в результате он продолжил семейное дело и торговлю после смерти Шломо Муссайеффа.

Однако и Рехавия ненадолго после кончины отца задержался в Израиле: в 1963 году он вместе с женой Алисой и детьми переехал в Лондон. В пользу «европейского выбора» сыграл, вероятно, тот факт, что Алиса была уроженкой Австрии. Их старшей дочери Доррит было тогда всего 13 лет.

Доррит многое унаследовала от отца. В том числе и дислексию. Но времена были уже гуманные – на улицу её никто не выгонял, даже наоборот – она не ходила в школу и получила домашнее образование. Свободное время она любила проводить в папином ювелирном бутике в отеле Hilton на Парк-лейн. У девочки не было сомнений, кем она хочет стать, когда вырастет – конечно же, дизайнером ювелирных украшений!

Доррит Муссайефф попробует себя в разных бизнесах и займется даже недвижимостью, но «ювелирка» навсегда останется ее миром. И это еще один удел, унаследованный ею от отца. Как и немалое состояние – в 2011 году газета The Sunday Times оценивала капитал Шломо и Алисы Муссайефф в 220 млн фунтов стерлингов, и цифра эта, вероятнее всего, сильно заниженная. Бриллианты, как и деньги, любят тишину.

Она познакомится с Олавуром на ужине у общих лондонских знакомых. Он начнет ей рассказывать о родной для него Исландии, а она, почти не слушая его, будет думать о том, что болен отец. И лишь в конце небрежно заметит:
– А я слышала, что у вас в стране нет ничего, кроме вкусной рыбы.

На следующий день они снова встретились и снова случайно – на похоронах великого скрипача Иегуди Менухина. Потом вместе съездили на горнолыжный курорт в Колорадо. Затем уже она добралась до Исландии. Первое время их роман был тайной для окружающих – соседи президента думали, что она приехала навестить его дочерей, а не его самого. Даже своему отцу Доррит не рассказывала, что встречается с президентом Исландии.

Однако в сентябре 1999 года Олавур Рагнар Гримссон в телевизионном выступлении признался исландскому народу и всему миру, что «влюбился в богатую брюнетку, живущую в антикварной обстановке в лондонском районе Челси» – месте для аристократов и миллиардеров. «Я подумал, что пришло время рассказать моему народу о ее существовании. Я хочу быть честным с исландцами», – сказал президент. Вскоре Доррит в интервью корреспонденту The Times рассказала, как ей нравится исландский народ и исландский президент.

В мае 2000 года они обручились, но брак заключили только три года спустя – и то лишь под давлением общественного мнения. Исландцы, сами в брак вступать не стремящиеся – к примеру, около 30% детей в этой стране рождается у родителей, не состоящих в браке, – отчего-то в опросах общественного мнения настаивали, чтобы их президент женился на своей брюнетке. Свадебная церемония состоялась в мае 2003 года в президентской резиденции при участии немногочисленных родственников и избранных друзей.

В Исландии живет чуть больше 300 тысяч человек. Евреев среди них – около сотни. В стране нет синагог, а раввин из Нью-Йорка бывает наездами – от праздника к празднику. Когда в первую свою Хануку в Исландии жена президента пожелала зажечь праздничную свечу, то в резиденции не нашли меноры, а во всем Рейкьявике – магазина, где её можно было бы купить. Но случилось маленькое ханукальное чудо: в хранилище подарков, полученных президентами Исландии, обнаружилась менора, подаренная много лет назад еще главе государства страны во время визита в Израиль. Праздник был спасен.

К слову, Доррит считает, что исландцы очень похожи на израильтян. Прежде всего – в своей непредсказуемости. «Договариваться на точное время бессмысленно и в Израиле, и в Исландии, – уверена она. – Всё произойдет в последнюю минуту».

Впервые в скандальные хроники Доррит Муссайефф чуть не угодила в 2006-м во время частного трехдневного визита в Израиль. При вылете на пограничном контроле в аэропорту им. Бен-Гуриона она показала британский паспорт и тут же получила запрет на пересечение границы: как израильтянка она могла покинуть страну только по израильскому паспорту, которого у неё давно уже не было.

Конфликт в аэропорту продлился полтора часа. Для пограничников ничего не значило, что она – первая леди другой страны. А беседовавшая с Доррит сотрудница вообще никогда в жизни не слышала о существовании Исландии. Доррит на время даже потеряла самообладание и бросила в сердцах:
– Вот почему все ненавидят евреев!
В результате только под угрозой дипломатического конфликта Доррит всё же удалось покинуть родину.

Однако в мае 2016 года грянул настоящий скандал. Из обнародованного «Панамского досье» выяснилось, что Доррит Муссайефф связана с офшорной компанией Jaywick Properties на Британских Виргинских островах. Вслед за этим в прессе вновь появились статьи, в которых утверждалось, что Муссайеффы скрывают от налогообложения громадные капиталы. И хоть Олавур и объяснял, что был не в курсе финансовых дел своей супруги, и сама Доррит это официально подтвердила, его политическая карьера, длившаяся несколько десятилетий, подошла к концу. Олавур отказался баллотироваться в президенты на шестой срок. На президентском посту он пробыл двадцать лет – с 1996-го по 2016-й. И хоть Доррит Муссайефф больше не первая леди, но 12 января израильские и исландские газеты по традиции поздравили ее с днем рождения.

Алексей Алексеев Алексей Алексеев
Категория: По городам, по весям | Просмотров: 5 | Добавил: unona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]