Главная » 2018 » Октябрь » 26 » Фабрикант
17:41
Фабрикант
Он выстроил роскошную клинику в центре Харькова, но не гнушался помогать бедным крестьянам. Он был противником революций, но лечил пострадавших на баррикадах, не любил советскую власть, но так и не уехал из Союза. Моисей Фабрикант с головой ушел в работу и стал основоположником челюстно-лицевой хирургии.
Моисей Борисович Фабрикант родился 17 ноября 1864 года в селе Шумилово Подольской губернии. Его отец владел мельницей и с детства приучал сына к труду, объясняя, что достойная награда положена лишь тем, кто вкладывает в дело все свои силы. Едва Моисею исполнилось 11 лет, он поехал учиться в город Балта, а спустя два года поступил в гимназию для мальчиков в Ананьеве. На фоне сверстников Моисей выглядел чересчур серьезным: интересовался наукой и планировал учиться на врача. Окончив гимназию с золотой медалью, юноша без труда поступил на первый курс отделения врачебных и медицинских наук Императорского Харьковского Университета. Блестяще там отучившись, Моисей получил степень лекаря с отличием и звание уездного врача.

Почти два года после этого Моисей работал ординатором факультетской хирургической клиники, а затем – по ходатайству профессора Вильгельма Грубе – уехал на стажировку в Европу. Фабрикант учился у венских и берлинских профессоров, изучал ортопедию, топографическую анатомию и урологию. Вернувшись в Харьков из-за границы в 1892-м, он стал штатным ординатором университетской клиники, где прослужил больше шести лет. Параллельно Моисей Борисович вёл активную общественную деятельность: «приобрел признание среди товарищей и популярность в обществе». В 1896 году Фабриканту присвоили чин титулярного советника, а спустя еще два года – чин коллежского асессора.

Несмотря на то, что к доктору теперь было применимо обращение «Ваше высокоблагородие», вплоть до 1900 года он часто ездил в родное село. Эти поездки, как говорил сам Фабрикант, «оказали значительное влияние на развитие меня как врача и ученого». Слух о чудесном докторе, который может и безнадежно больного вернуть к жизни, моментально облетел всю округу, так что пациенты стекались к нему со всех губерний. Поездки в село прекратились, только когда Фабрикант открыл свою собственную хирургическую лечебницу в доме на Театральной площади, построенном по проекту архитектора Здислава Харманского. Где Моисей Борисович взял средства на возведение клиники, доподлинно неизвестно, но существует версия, что он строил ее на деньги от продажи лесных угодий, подаренных ему благодарным отцом одной из пациенток.

На первом этаже величественного здания оборудовали приемную, на втором располагались стационар и операционные, а на третьем жили Моисей Борисович, его жена София и дочь Евгения. В «Медицинском указателе» за 1901 год лечебницу Фабриканта описывали как «специально построенное здание со всеми необходимыми приспособлениями, водяным отоплением и электрическим освещением». Более того, эта клиника была одной из немногих в городе, где проводились в том числе рентгеновские исследования. Всего за год Фабрикант выстроил вокруг себя стабильный бизнес. Он владел не только новой больницей, но и хирургической лечебницей на Пушкинской улице, и одной из городских аптек, куда стекались многочисленные пациенты доктора. Одним Харьковом практика Фабриканта не ограничивалась: он свободно говорил на пяти языках и имел возможность обмениваться опытом с коллегами из Германии, Швейцарии, Англии и Франции. Хирург одним из первых в Российской империи освоил спинальную анестезию и начал проводить операции на органах брюшной полости и малого таза.

Занимался Фабрикант и преподавательской деятельностью. В 1907 году, защитив диссертацию «Фармакологические и бактерицидные свойства трибромрезорцина» на степень доктора медицины, он стал преподавать хирургическую стоматологию в 1-й зубоврачебной школе Кривопускова. Но Фабриканта расстраивал традиционный подход к лечению, который предполагал только базовую помощь пациенту. На Всероссийском съезде зубных врачей в 1911 году Моисей Борисович пытался донести коллегам: «Тот, кто лечит зубы, должен уметь лечить и всю полость рта. Нельзя искусственно отделить зубы от остальной полости рта и уже безусловно нельзя их отмежевать от челюстей». Тогда его идея казалась фантастической, но спустя несколько лет не признать заслуги Моисея Борисовича его оппоненты уже не могли.

Первая мировая война застала Фабриканта на курорте в Германии. Дороги в Россию быстро перекрыли, и возвращаться пришлось окольными путями. В Харькове хирург взялся за помощь раненым – его пригласили консультировать сразу в несколько военных госпиталей. В собственной клинике Фабрикант тоже открыл небольшой лазарет. Когда коек не хватало, он лично развозил пострадавших по другим больницам. Каждый день хирурга был расписан буквально по минутам. Он проводил плановые операции, решал домашние проблемы и был готов в любой момент поехать на другой конец города, чтобы спасти чью-то жизнь. Моисей Борисович и не заметил, как наступила осень 1917 года.

Октябрьскую революцию Фабрикант воспринял крайне холодно. Он не одобрял новую власть, но и не критиковал ее, хотя поводов хватало с лихвой. В 1921-м и недвижимость, и автомобиль Моисея Борисовича национализировали, оставив хирургу всего несколько комнат в его доме на Театральной площади. Фабрикант, одним из первых в городе ставший обладателем собственной машины, шутил, что советская власть поставила его на ноги, отняв автомобиль. Но как бы доктор ни относился к этим переменам, он не мог бросить все и уехать в Европу, хотя и имел такую возможность. В одночасье лишившись всего, что он нажил своим талантом и трудом, Фабрикант стал работать больше прежнего.

Вскоре выяснилось, что Моисей Борисович остался не зря – не прошло и года, как он получил звание профессора и стал заведующим кафедрой хирургии головы и лица одонтологического факультета Харьковского медицинского института. Позже, когда факультет преобразовали в самостоятельный институт стоматологии, Фабрикант был назначен ректором. Руководил он и клиникой челюстно-лицевой хирургии, открывшейся еще при факультете ХМИ в 1930 году.

В 1938 году профессора избрали почетным членом Всемирной ассоциации по борьбе с костным туберкулезом – болезнью, которая наложила тяжелый отпечаток на жизнь самого Моисея Борисовича. За несколько лет до этого от туберкулеза костей скончалась его дочь Евгения, а Софию Исааковну, которая не смогла перенести это горе, разбил паралич. Фабрикант боролся за жизнь дочери более 30 лет – изучал заболевание, искал эффективное лечение, возил Женю в специальные санатории, – но спасти ее так и не смог. Будучи человеком скрытным, он не пускал в свою личную жизнь даже тех, с кем дружил, так что об этой трагедии в семье Фабрикантов мало кто знал.

Когда началась Вторая мировая война, Моисей Борисович ни в какую не хотел покидать Харьков. Он дружил с берлинскими профессорами, в том числе с Августом Биром, считал немцев культурным и разумным народом и думал, что беспокоиться не о чем. Решимости Фабриканту добавляло и то, что София Исааковна не могла самостоятельно даже встать с постели, и 78-летний хирург ухаживал за ней, как за ребенком. Но в итоге профессора все-таки заставили эвакуироваться, практически силой затолкав в машину. София же наотрез отказалась покидать свою комнату – впоследствии она переехала к родственникам, попала в «жёлтые списки» и погибла от рук нацистов зимой 1941 года.

По пути в город Фрунзе (ныне Бишкек) Моисей Борисович едва не погиб сам – заболел пневмонией и три недели, пока поезд ехал в место назначения, не вставал с койки. По прибытии, с трудом оправившись от болезни, он возглавил хирургическую клинику Киргизского Государственного медицинского института и проводил сотни сложнейших операций, невзирая на свой преклонный возраст. Помимо этого, за годы войны он опубликовал почти три десятка научных статей на тему огнестрельных травм челюстно-лицевой области. После войны Моисея Борисовича наградили медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Когда война закончилась, Фабрикант вернулся в Харьков. Теперь этот город был для него совершенно пустым: немногочисленных родственников профессора постигла участь Софии Исааковны. Вновь заняв квартиру на третьем этаже своей бывшей клиники, Моисей Борисович вернулся к работе: он не мог долго выносить звенящую тишину, царившую в комнатах. Профессор возглавил кафедру хирургической стоматологии Харьковского стоматологического института и работал там вплоть до 1950 года. Профессору было 86 лет, когда он все-таки решил выйти на пенсию, ссылаясь на плохое самочувствие и усталость. Предчувствия не обманули его – покинув пост, хирург прожил немногим больше года.

Моисей Борисович умер 27 декабря 1951 года в доме на Театральной площади, где он жил и работал без малого полвека. В 2015 году, к 150-летию со дня рождения профессора, на фасаде здания, в котором сегодня располагается Харьковская научная медицинская библиотека, установили мемориальную доску. Имя супруги Моисея Борисовича, Софии Исааковны Фабрикант, увековечено в Зале имён мемориального комплекса жертвам нацизма в Дробицком Яру.

Мария Крамм
Категория: Одна баба сказала (новости) | Просмотров: 5 | Добавил: unona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]