Главная » 2019 » Июль » 3 » Спасенная
19:01
Спасенная
Спасенная

2019 год

Парк был почти пуст, только на одной из скамеек одиноко сидела немолодая женщина. В руках у нее был глянцевый журнал. Я хотела пройти мимо, но она подозвала меня.
- Не спешите? Присядьте, так хочется с кем-нибудь поболтать. Скоро День Победы, даже у нас в Израиле его отмечают. Вы представляете, я могла бы сейчас с вами не говорить. Родная мама…впрочем, если хотите, я расскажу. Мне дома не с кем об этом беседовать, муж меня не понимает, а дети… люди другого поколения. Я у вас не отнимаю время?
- Нет, я ждала знакомую, но она не пришла, неожиданные проблемы. Хотела домой пойти, но вы меня остановили. Подышу свежим воздухом. Кстати, я тоже чту День Победы, хоть рождена после войны, -ответила я новой знакомой, - Меня зовут Тамарой. Мои близкие были на фронте и в трудармии. Я это знаю по их рассказам, сейчас пишу книгу по воспоминаниям.
- Пишите. Это обязательно знать всем поколениям. Вы делаете хорошее дело. Может, и мои воспоминания в книгу включите, если интересно. Меня зовут Рахиль, можно Роза. То, что я жива- чудо, я должна была умереть тогда, в сорок первом. Но мне повезло.
Я молча оценила на свою собеседницу. Крупная, высокая, как говорится, кровь с молоком. Что же с ней могло случиться? Хотя…хотя она пережила страшную войну.
1941 год
Семья Кригманов была большая. Жили они в небольшом белорусском местечке, где была речка с чистой водой, там была хорошая рыбалка. Глава семьи увлекался ловлей рыбы, семье было хорошее подспорье. Пятеро детей не голодали, но и особых лакомств в доме не было. В первые дни войны главу семейства мобилизовали в армию. Лея осталась одна с детьми. Она растерялась. Домохозяйка, она никогда не работала, все дела по обеспечению семьи вел муж. Началась паника, все боялись немецкой оккупации. Лея поспешила эвакуироваться. Самой младшей дочке Рахили (девочке еще не исполнился годик) нездоровилось, а почему…даже сельский фельдшер распознать не мог. Температура у девочки не снижалась. Люди шли пешком к станции, усталые и изможденные. Лея шла вместе со всеми. Погрузила вещи детей на маленькую тележку, взяла кое-какое питание, и семья двинулась в путь.
Старшей дочке Берте еще не исполнилось одиннадцати. Это была живая и самостоятельная девочка, потому что приходилось с раннего детства помогать матери. Остальные дети – мальчики, тащили, что могли. Лея несла на руках Рахильку, а Берта вела за руку трехлетнего Соломона. Хотелось пить и кушать, но привалов не было, кушать тоже особенно было нечего. Если по пути попадался водоем набирали воду. Как назло, сильно палило солнце. Малышка громко ревела.
- Берта, доченька, давай оставим малышку на скамейке, может, ее подберут люди и вылечат. Она светловолосая, на еврейского ребенка не похожа. Мне страшно, что она умрет у меня на руках. Как ты думаешь? - обратилась к старшей дочке мать. Вид у нее был такой изможденный, что, казалось, она сейчас упадет. Из глаз невольно текли слезы.
Берта молчала, ей жалко было маленькую Рахилечку. Но девочка кричала так, что люди останавливались. Изможденная Лея оставила ее на брошенной подводе, разрыдалась, и, не оглядываясь, пошла дальше.
2019 год.
- И Берта согласилась?- спросила я, - Ужас! Как нормальная мать могла такое сделать? Ничего себе, мамаша!
- А что ей оставалось делать? Неграмотная женщина, не привыкшая ничего решать. Тяжелая у нее жизнь была, очень. Папа еще тот командир был! Извините, отклонилась. Так вот о Берте моей милой. Она понимала, что я умру. Но Бог распорядился, что я буду жить. Я ничего не помню, это все рассказала мне Берта. Берта, Берточка, если бы не она…Сейчас она тяжело больна, а я к ней езжу не часто: далеко, да и расстраиваюсь сильно, что помочь ей ничем не могу. А братья…один умер молодым, а двое изредка позванивают, почти не видимся. Тоже в возрасте, болезни, дети, внуки…Слушайте дальше.
1941 год
Проходили люди, смотрели на орущего ребенка, но у всех были свои заботы. Они проходили мимо. Кто-то сердобольный дал ребенку молока в бутылочке, девочка всё выпила, и бутылочка валялась рядом.
Берта не смогла продолжать путь, зная, что ее сестренка, одинокая, голодная, лежит на подводе, а вокруг ходят люди. Она не желала ребенку смерти, вернулась, взяла Рахильку на руки и пошла с ней догонять мать и братьев. Берте было тяжело, ребенок горячий и плакал, но она старалась преодолевать всё бОльшие расстояния. Мимо шла старушка с добрым лицом. Увидела несчастных детей, подошла и спросила:
- В эвакуацию?
- Да.
- А почему одни?
- Мама и братишки впереди. А я сестренку больную к ним веду. Потерялась нечаянно.
- Вы еврейские дети?
- Ага.
- Послушай, девочка, твоя сестренка очень больная, я могу ее спасти, пойдем ко мне. Я местная травница. Меня зовут баба Марфа. А тебя как?
- Берта, а сестренку Рахиль.
- Не бойся меня, там , где я живу, немцы вряд ли будут, но, на всякий случай, ты – Валька, внучка моей подруги, а сестренку пока будем звать Розой, согласна?
- Согласна.
Старушка варила травы, поила девочку, растирала ей тело какой-то жидкостью, вскоре малышка перестала плакать. Она подкармливала Берту с огорода витаминами, а малышке покупала в селе молоко и варила кашу. Прошло два дня.
- Баба Марфа, можно мы у тебя останемся? Мама с мальчиками, вероятно, уже уехали, что я с ней буду делать?
- Я не против, но я уже глубокая старуха, а если я умру?
- Не умирай, баба Марфа, я помогать тебе буду. Маме всегда помогала.
Вечером к бабе Марфе пришел паренек лет пятнадцати. Они о чем-то говорили, а потом парень ушел.
- Это мой Петька, правнук, я послала его на станцию. Вдруг твоя мама с ребятишками не уехали. Ты мне описала маму и мальчиков, может, найдет.
И о, чудо! Смышленый Петька обошел всю станцию и нашел женщину и мальчиков. Она была заплаканная. Он привел их в домик к бабе Марфе. Как Лея благодарила старушку! Боялась, что не увидит дочерей и не села на первый поезд. Несколько дней Кригманы жили у бабы Марфы. Расставались со слезами.
- Не забывайте меня, - просила баба Марфа.
А потом был поезд, который немцы неоднократно бомбили. Но семье удалось доехать до места эвакуации. Столько мучений пришлось перенести: голод, холод, но все выжили.
2019 год
- Это было настоящим чудом. Все пятеро детей и мать остались живы. А отцу не повезло: погиб в 1942. Знаете, Тамара, после войны моя сестра Берта поехала к бабе Марфе, но милая бабушка умерла. В ее доме жил Петя, он повзрослел, рвался на фронт, но не взяли, он от рождения был близорук, очки носил.
Берта поклонилась могиле бабы Марфы, а Петя изъявил желание приехать к нам в гости. Он полюбил мою сестру, женился на ней.
Петя ушел из жизни в 2010 году, рак, а Берточка…она теперь в доме, где старики живут, немощная, дочки заняты работой и семьями, но мать навещают регулярно. И, хоть у нас не принято называть славянскими именами, старшую дочь Берта назвала Марфой. Она хотела, чтобы Марфа стала такой же доброй.
Марфа Петровна в Беларуси биологом была, кандидатом наук. Здесь уже на пенсии, но еще работает, внукам помогает. Младшая Фаина –врач. Заболтала я вас. Просто хочу, чтобы вы, родившиеся после войны, знали, какие муки мы перенесли.

И помнили тех, кто спас наши и ваши жизни.

июнь 2019
Категория: Маркушины забавы. Проза | Просмотров: 59 | Добавил: unona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]