Главная » 2020 » Апрель » 1 » Артистка Зимина из Коляда-театра
18:21
Артистка Зимина из Коляда-театра
«Второстепенных ролей в театре не бывает! Я люблю все свои роли без исключения», – говорит актриса «Коляда-Театра» Тамара Зимина.

«Хочу жить, жить!»
Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Тамара Васильевна, когда вам преподносят больше всего цветов: в день рождения, 8 Марта, в день премьеры?

ДОСЬЕ
Тамара Зимина родилась в 1943 году в г. Владивостоке. В 1963 г. окончила Театральную студию при Владивостокском драматическом театре им. М. Горького. Работала в театрах Владивостока, Нижнего Тагила. С 1965 г. – актриса Свердловского академического театра драмы. Сыграла много ролей в спектаклях по пьесам Николая Коляды. С 2004 г. работает в «Коляда-Театре».
Тамара Зимина: Все знают, что я люблю цветы, поэтому мне их всегда дарят на праздники, зрители преподносят на спектаклях – эта традиция сохранилась, что очень приятно. Мы недавно вернулись из Москвы, где были на гастролях, так там просто вёдрами после спектаклей выносили букеты. В день рождения, разумеется, я в окружении цветов. В театре говорят: «Зимину больше всех цветами балуют».
– То есть внимание вам приятно?

– Конечно. Когда я вижу, что у человека глаза блестят, что ему хочется для тебя сделать что-то хорошее, порадовать тебя, это очень приятно. Меня часто балуют, я балованная девочка.

– Вы проницательны? Вам легко опознать, где искренние чувства, а где лесть?

– Думаю, да. И потом у меня давно сложился свой круг общения – это люди, с которыми мне интересно, которым интересна я. Это и критики, и драматурги, и журналисты, и кинорежиссёры, и люди, возглавляющие какие-то компании, – мы любим собираться вместе, нам есть о чём поговорить, мы тонко чувствуем друг друга. Но это довольно тесный круг, и если кто-то вдруг просится в него, мы не принимаем нового человека безоговорочно, нам сначала надо понять, будет ли нам комфортно с этим человеком.

– Вы сыграли огромное количество ролей, входили в самые разные образы. Долго ли длится послевкусие образа или вы сразу из него выходите?

– Оно длится долго, сразу выйти из образа не получается. Иногда просто необходимо снять напряжение, бывает, отыграю спектаклю и, ещё не разгримировавшись, прошу небольшой бокал хорошего сухого вина. Мне нужно время, чтобы отойти от впечатлений. И потом, да, аплодисменты зрителей, цветы, но я сразу после спектакля анализирую, были ли с моей стороны какие-то неточности, пролистываю роль, выясняю, где и по какой причине произошла сбивочка. Или, наоборот, закрепляю что-то новое, неожиданно возникшее во время спектакля, какие-то нюансы, которые раньше, может быть, не замечала, но поразившие сегодня.

– Сложнее выйти из комедийной или из драматической роли?

– Мы воспитаны на классике, на уральской драматургии, на Коляде, где нет однозначности. Коля всегда так пишет, так выстраивает спектакли, что у него и в комедиях, и в трагедиях «перевертыш» – всё намешано! Мне часто задают вопрос по поводу любимой роли, но я могу сказать определённо, что и роль в массовке может быть любимой, если ты живешь в материале, потому что в этом случае ты играешь свиту, которая, как известно, играет короля. Так что я люблю все свои роли без исключения. Второстепенных ролей в театре не бывает!

Вот, скажем, маленький эпизод – фея в «Золушке», но я такое удовольствие получаю от этой роли! Обычно фея – это что-то такое волшебное, это воздушное платье, это… Ну, вы понимаете, о чём я. А Коляда предложил другой ход – деревенский платок, и возникла такая теплота, душевность. Золушка говорит: «Я приду на могилу к маменьке, сяду и плачу, плачу…» А я ей: «Я знаю, не плачь, девочка, не плачь, сирота». То есть Коляда какими-то деталями всегда подсказывает необычный поворот того, что мы привыкли видеть «так и только так».

– Вам в этом комфортно? Вы с Колядой на одной волне?

Да, я тиран! Николай Коляда о священных чудовищах, сладких слезах и Родине
Подробнее
– Конечно! Если я чувствую какую-то сбивку, то прихожу к нему: «Коля, прочти мне этот монолог!» Он читает, а я слушаю, слушаю, и всё становится понятным. То есть от того, как он интонирует, я уже чувствую, куда он поворачивает, что и как он видит. Я и ребятам говорю: «Если что-то непонятно, не бойтесь, подходите к нему, спрашивайте». Он отвечает всегда очень точно, он может подвести тебя к правильному решению, к правильному пониманию какими-то ассоциациями.
Помню, мы делали спектакль «Нежность», он вдруг встал на репетиции, взял ведро воды, облил меня и удовлетворённо говорит: «Всё, спектакль сделали, финал есть». И одевает для роли меня всегда он («у нас куча всего есть»), а я иногда по-доброму ворчу: «Ну, правильно, всем что-то покупается, а я вечно в ремке». Но костюм, придуманный им, – это всегда так точно, он всегда попадает в образ! Взять хотя бы «Дыроватый камень» – люрекс, всё блестит , костюм сказочный, но другого и быть не могло. Когда хочется себя заявить (блещу ещё!), там слова есть: «Хочу жить, жить! А не доживать». Я люблю с ним работать, он невероятно талантливый человек!

Спектакль «Дыроватый камень».
Спектакль «Дыроватый камень». Фото: Kolyadatheatre на flickr.com
Соцсети – катастрофа!
– У вас свой зритель?

– Зритель бывает разный, но мы всегда чувствуем, когда в зале наш, а когда пришёл новый, который станет нашим. У нас ведь обширнейший репертуар, мы не успеваем в месяц сыграть даже по одному спектаклю из всего репертуара. Причём наши спектакли всегда идут так, как будто вчера была премьера, при этом с годами они становятся ещё глубже.

Если ты, артист, не сумел завоевать сердце зрителя, то это в первую очередь твой просчёт. Но при этом мы понимаем, что вкусы у всех разные. Я, например, тоже в какой-то театр иду потому, что он созвучен с моим внутренним миром, а в какой-то – только за компанию и если есть время. Мне, признаться, вообще жалко время разбазаривать, поэтому, идя в театр, я хочу, чтобы это был праздник, но чтобы он не был пустым. Поэтому, когда, скажем, еду в Москву, то знаю, что хочу посмотреть Крымова, побывать у Богомолова, Серебренникова, узнать, как сейчас фоменковцы поживают.

– Ценя время, вы разве не позволяете себе иногда сибаритствовать?

– Стараюсь наполнять каждую минуту жизни. Если я захотела побыть одна, если я лежу, например, то обязательно с книгой. Я очень люблю свой дом, образ которого мне помогали создавать друзья – архитекторы, дизайнеры, он такой уютный, в нём хорошо, тепло не только мне, но и моим друзьям. А вообще я черпаю силы, вдохновение в праздниках. В праздниках встреч, в праздниках работы на сцене, в праздниках аплодисментов, которые дарят зрители.

Меня, не буду скрывать, радует шопинг, особенно в дни распродаж и скидок. Обязательно захожу в книжные магазины, поскольку всё-таки люблю бумагу, хотя мне подарили электронку и я ею пользуюсь во время перелётов, например, или гастролей. Но настоящая хорошая книга – это иное, это невероятное удовольствие от возможности держать её в руках, листать, что-то помечать в процессе чтения, к чему-то возвращаться снова и снова. Так что помимо цветов мне часто дарят книги.

– Я не нашла в вас в социальный сетях…

– Это для меня катастрофа! Для меня и телефон – это ответить, позвонить, прочитать СМС. А смотреть картинки, что-то там читать в интернете – столько времени уходит на пустое… Да и не интересно совершенно, тем более что всю информацию мне передают. Коляда, например, говорит: «Иди, посмотри, что про наши спектакли, что про тебя пишут».

Вы знаете, что меня поразило однажды? Я поехала после зимних гастролей в Индию – мне дали десять дней, и там ко мне подходит молодая пара: «Мы как раз перед отъездом были на вашем спектакле!» Такие красивые ребята, такие влюблённые. Но как-то вечером в ресторане смотрю, они входят, садятся за столик, делают заказ и… утыкаются каждый в свой телефон. Думаю, Боже мой, и это у людей свадебное путешествие!

«Крутилась как Уланова»
– А вам комфортно в дне сегодняшнем? Я, например, замечаю, что порой могу выдать тираду в стиле «раньше и сахар был слаще».

– В своё время я дала себе слово, что никогда не буду говорить: «а вот мы», «а вот раньше». Иногда хочется это произнести, но слово-то себе дано. Мне комфортно в настоящем, хотя, не скрою, многое удивляет, но просто что-то отфильтровываешь, из чего-то делаешь выводы. Я ведь ещё и политизированная девочка, поэтому на всё происходящее имею свой взгляд. Но когда мы с друзьями встречаемся за круглым столом, каких-то тем намеренно не касаемся, поскольку стоим на разных позициях. В нашем кругу каждый имеет право на свою точку зрения, на свои убеждения, мы можем этим поделиться, но никогда не доводим беседу до конфликта. Это принципиально.

– Что может вызвать у вас отвращение?

– На мой взгляд, сегодняшняя гламурность, весь этот эпатаж вокруг неё отвратительны в своём бесстыдстве. И печально, что в это во всё затянуло некоторых людей, которых я уважала за образованность, за талант. Так и хочется сказать: «Ребята, нельзя же до такой степени не уважать людей, которые рядом». А иногда смотришь какие-то программы, ток-шоу и думаешь: откуда эти люди? Что это? Это какой-то новый класс надутых, раздутых и пустых? О чём они говорят? Порой кажется, что это шутка, стёб, провокация, но потом понимаешь – нет, это всё на самом деле. Но в то же время сколько сегодня прекрасных программ о культуре, о молодёжи, об образовании. Так что вопрос только в выборе, который для себя делает человек. И этот выбор – сложная штука, потому что сейчас такое время, что очень трудно не запутаться, не погрязнуть.

– Чтобы не погрязнуть, нужна опора. В чём она для вас?

– Мы с сыном часто говорим об этом, об ориентирах. И приходим к выводу, что есть же десять заповедей, которые мы пока примитивно понимаем, но в них и сформулированы постулаты, ценности на все времена. Ты вроде и не говоришь об этом громко, но черпаешь в этом источнике для себя истину. А потом начинаешь вспоминать свою жизнь и понимаешь, что ассоциативно какие-то вещи перенял от бабушки, от дедушки… Просто мы в течение жизни сгребаем-сгребаем всё истинно ценное, чем они жили, и приходим к пониманию, что и как. Мама моя всегда говорила: «Ангел мой, будь со мной. Ты со мной – и я с тобой». В пьесе Коляды «Амиго» мой персонаж произносит, по сути, эту же молитву, но другими словами, и я говорю: «Коля, я ту произнесу, что мама повторяла».

Мы с ним понимаем друг друга с полуслова, это такое счастье – идти по жизни с этим человеком! И с молодёжью мне очень хорошо – и в жизни, и в творчестве: они у нас такие разные, но такие чистые, светлые, талантливые, такие неожиданные, они так умеют удивить, порадовать. Я очень люблю наш молодняк! Бывает, подойдёт Ягодин (Олег Ягодин, артист Коляда-Театра, заслуженный артист РФ. – Ред.), приобнимет молча за плечи, а ты его по руке потреплешь – и всё, поняли друг друга без слов. Когда чувствуешь человека, никакие слова не нужны!

– Тамара Васильевна, женское счастье, на ваш взгляд, в чём?

– Вы знаете, в молодости, несмотря на то что у меня было двое маленьких детей, я всегда была готова к репетициям, но и полы у меня в доме были всегда вымыты и обед готов. Муж говорил: «Театр? Ради Бога. Но у тебя есть семья».

– И вы это спокойно воспринимали?

– Абсолютно! Крутилась, как Уланова, на одной ножке. И мне кажется, что женское счастье состоит в том, что ты видишь радость во всём: в том, что ты делаешь, радость от встреч, от того, что тебя слышат, понимают, от того, что у тебя есть семья, которая разделяет с тобой твой успех, которая поддержит, если ты запнёшься. Счастье в том, что ты любишь, и в том, что любят тебя, – это про семью, и про дружбу, и про работу. Ты, я – мы, а дальше Вселенная
Категория: Ты с Урала, что ли? (Земляки) | Просмотров: 43 | Добавил: unona | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]